?

Log in

No account? Create an account
Свежие записи Друзья Архив Личная информация Метки To-Do List
 
 
 
 
 
 

Еда спасает от мыслей о самоубийстве

SOS: спасите наши души! Во время аварий и катастроф работа обычного спасателя – сохранять тело, спасать душу – задача психолога-спасателя. Восстанавливать душевное здоровье потерпевших харьковские специалисты предлагают коньяком, шоколадом и покрывалом. Все перечисленное и еще два десятка предметов сотрудники лаборатории экстремальной и кризисной психологии сложили в одну сумку цвета хаки и назвали «чемоданом психолога». Его успели испытать во время первого (ноябрьского) взрыва на шахте им. Засядько в Донецке. Сотрудники лаборатории говорят, что харьковское ноу-хау уже начинают заимствовать коллеги из других областей.



Одноразовые стаканчики и ложки, кофе и фиточай в пакетиках, карточки пополнения счета мобильной связи, блокноты, ручки, бумажные салфетки, сигареты и спички… Это не список покупок. Каждая из этих вещей в чрезвычайной ситуации может стать предметом первой необходимости.

Почти все, что находится в «чемодане», действует успокаивающе, рассказывает Виталий Христенко, ведущий специалист лаборатории и психолог-спасатель. У каждого из предметов – своя история и психологическое предназначение.

К примеру, четки и мягкий мячик. Психологи утверждают, что когда человек что-то мнет в руке, он снимает стресс. Виталий Христенко рассказывает, что часто люди в страхе так крепко сжимают запястья психологов, что после этого остаются синяки. Четки и мячик позволяют избавить человека от стресса, а психолога – от синяков:).

Покрывало, причем не обязательно теплое, - тоже предмет первой необходимости в чрезвычайных ситуациях. Это не дань моде на американские фильмы-катастрофы. Сотрудники лаборатории экстремальной и кризисной психологии объясняют, что покрывало в первую очередь создает у потерпевшего ощущение защищенности.

Самый «заметный» предмет «чемодана психолога» – фляга с коньяком. Состязаться с коньяком в «антистрессовом» воздействии не может ни один другой алкогольный напиток, утверждает Виталий Христенко.

Рядом с флягой в чемоданчике лежат лимоны.
- Это закуска? - спрашиваю.
- Нет. Лимоны используют не для коньяка, а для чая. Действует лучше любого успокоительного. Поэтому у нас с собой всегда термос с кипятком и пакетики с чаем.

Коньяк и чай с лимоном – самые «ходовые» вещи из чемодана психолога. По эффективности не уступают и даже превосходят традиционную «бабушкину аптечку» (валерьянку, валидол, корвалол) имеющуюся в чемоданчике в обязательном порядке. Других медикаментов психологи не признают. Объясняют, в случае очень тяжелого стресса у человека, лучше воспользоваться помощью медиков.

Но полностью заменить работу психологов-спасателей медикам не под силу, считает Виталий Христенко. «У психологов существует определенный набор методик, которые позволяют моментально выявлять людей, которым необходимо оказать помощь, тех людей, которых необходимо, скажем, заблокировать. Всей нашей команде удалось предотвратить расправу над руководством шахты, потому что люди шли громить кабинет директора шахты в Донецке» - говорит Александр Тимченко.



Чтобы успокоить детей и отвлечь их от стрессовой ситуации, психологи дают им наборы для рисования и игрушки. Куклы и конструкторы лего исключены – от них в таких ситуациях больше вреда, чем пользы. Помочь могут только мягкие игрушки. Не только детям, кстати, но и взрослым. «Знаете, есть поговорка – взрослые это большие дети. – рассказывает ведущий специалист лаборатории Виталий Христенко. – Когда они попадают в ситуацию острого горя, они как бы возвращаются назад. Допустим, человек боится чего-то, когда ему плохо и он один дома, он что делает? Он ведет себя, как ребенок».

В чемодане есть иконка и свечка на случай, если люди получили информацию о гибели человека, а тела погибшего еще нет.

На всякий случай в сумке держат сухой паек. В психологии полуфабрикаты приобретают совсем иное применение. «Паек – не для того, чтобы накормить всех. Мы же не Иисус Христос, - улыбается Христенко. - Мы определяем, что у человека есть суицидальные мысли, и одна из самых эффективных методик и способов оказания помощи – это его накормить. Тогда намного проще предотвратить суицид, который он задумал».

В «чемодане» есть и вещи только для психологов: блокнот, ручки, фотоаппарат. Последний используют в очагах происшествий, куда не пускают родственников пострадавших. Не имея возможности лично увидеть, как идет спасательная операция, люди нередко начинают думать, что спасатели делают недостаточно для спасения их родных и близких. Фотографии – это способ убедить их в обратном.

Впервые «чемодан психолога» испытали, когда в середине ноября произошел первый метано-воздушный взрыв на шахте им. Засядько в Донецке. Тогда на место происшествия выехали четыре психолога, сотрудника научно-исследовательской лаборатории экстремальной и кризисной психологии. Ее создали год назад на базе Университета Гражданской обороны (он готовит кадры для Министерства чрезвычайных ситуаций).

В Харьков группа вернулась на четвертый день после взрыва. Начальник лаборатории Александр Тимченко вспоминает, что в Донецке харьковчане должны были снять первый шоковый стресс у потерпевших – это самое сложное состояние. Затем пострадавших обычно передают в социальные службы – и там продолжают восстанавливать их душевное здоровье.

После работы в Донецке в набор решили включить еще непрозрачные пластиковые пакеты. «Получилась ситуация в Донецке непредвиденная, когда у нас закончились чай и лимоны, мы в магазине докупили лимонов, и несли эти лимоны в прозрачном пакете, что вызвало определенную негативную реакцию со стороны людей, которые посчитали, что мы для себя несем. И поэтому в «чемодан психолога» мы доложили темные пакеты» - объясняет Александр Тимченко.

Но одним «чемоданом» качественную психологическую помощь не обеспечишь. Харьковские психологи утверждают, что главное – дать возможность человеку выговориться. Если у человека очень сильный стресс, и он перестает реагировать на внешние раздражители, используют другой прием.

«В основном, это массаж в области головы, рук, ног. Еще есть такой прием, чтобы человек подстроился под твое дыхание, то есть нужно успокоить его дыхание, положив ему руку на грудь» - рассказывает Денис Лебедев (он тоже ездил в Донецк после аварии на шахте).

На вопрос о самых тяжелые случаях в Донецке специалисты только пожимают плечами: все случаи были тяжелые, легких там не было. Но больше всего, вспоминает Александр Тимченко, поразило другое: в Донецке он впервые увидел, как люди использовали чужое горе, чтобы отомстить за старые обиды.

«Звонит первая жена второй по сотовому телефону, муж – шахтер. Звонит и говорит: «ты что, еще там находишься, на шахте Засядько?» Она говорит: «да». «А можешь там не находиться, он уже в морге, его опознали уже в больнице», - говорит первая. Представляете?! Истерика сразу у человека, женщина не знает, что делать. Надо срочно ехать. Мы начинаем с ней работать. Я ей говорю, что трупы шахтеров в больницу не отвозят, они все в морге. Начинаем разбираться: трупа действительно нет. Мужа еще никто не вытащил, неизвестно, живой он или не живой. Вот это, наверное, человеческая подлость проявилась там колоссально» - рассказывает он.

Извлечь выгоду из трагедии пытались и по-другому. Психолог-спасатель Денис Лебедев вспоминает, что некоторые психотерапевты приглашали людей, потерявших родных, на платные приемы.

Еще одно нововведение специалистов научно-исследовательской лаборатории экстремальной и кризисной психологии – палатка для психологов-спасателей. Ничего военного (во всех смыслах:)): обычный тент со столом и стулом, лампой, ноутбуком и телевизором.

«Это палатка не для работы. – разъясняет Александр Тимченко. – А для того, чтобы психолог мог уединиться. Ведь у нас масса негативных эмоций накапливается, нам их тоже нужно выплеснуть. Нам нужно поплакать, мы же такие же люди, как и все остальные. Где это сделать? Где попить чай? Где просто посидеть отдохнуть от той негативной информации?».

Телевизором в тенте могут пользоваться только психологи. Пострадавшим лучше не разрешать смотреть телевидение, особенно новости, поскольку в СМИ часто дают недостоверную информацию о погибших и ходе спасательных работ, уверены специалисты харьковской лаборатории.

Не есть, не пить, не смеяться, не усердствовать с макияжем и не надевать яркие аксессуары – заповедь № 1 психолога-спасателя «при исполнении». Ее харьковчане позаимствовали у российских коллег.

Женщина-психолог работает эффективнее. Александр Тимченко объясняет: «Потому что когда женщина-психолог в такой ситуации работает, она поможет оказать больше помощи, больше поддержки человеку, находящемуся в горе, тем более, если это родственницы погибших мужчин, которые – на каком-то может даже подсознательном уровне не всегда готовы принять помощь мужчины-психолога: мол, муж погиб, а ты, мужчина, мне помогаешь?!»

Ноу-хау, придуманное харьковчанами, уже взяли на вооружение в Днепропетровске. Сотрудники научно-исследовательской лаборатории экстремальной и кризисной психологии уверены, что вскоре такой набор психолога появится в каждой из областей страны.

07.12.07   MediaPort
 
 
 
 
 
 
спасибо за такой интересный пост-узнала для себя много нового))